Домой Статьи Бизнес Revival Rehabilitation Centre — реабилитация после травм и аварий

Revival Rehabilitation Centre — реабилитация после травм и аварий

296
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Интервью: Dvorik.ca, Александра Бельская
Фотографии: Александра Бельская

Revival Rehabilitation Centreреабилитационный медицинский центр, оказывающий широкий спектр услуг по восстановлению или обретению полноценного функционирования после аварий, травм, при врождённых болезнях и т. п.

Основатель — Александра Бельская

smalllogo-resized

 

Dvorik.ca: Александра, расскажите, пожалуйста, что такое Revival Rehabilitation Centre и как давно он существует?

А. Б.: Мы довольно новая и молодая компания, существуем чуть больше года. Наше название полностью объясняет цель нашей деятельности — мы помогаем людям, получившим персональные повреждения, улучшить качество жизни или вернуться к полноценному функционированию. Весь процесс — это своего рода возрождение на физическом и психологическом уровне. Центр работает с пациентами, которые получили персональные повреждения в результате аварий, травм, при врождённых болезнях и в прочих подобных случаях.

Dvorik.ca: Кто составляет команду Revival Rehabilitation Centre? Какие специалисты работают с вами?

А. Б.: Центр состоит из группы медицинских специалистов разной направленности. Это оккупационные терапевты, кинезиологи, психологи, психотерапевты, диетологи, хиропрактики. Отдельная часть работы для клиентов после аварий осуществляется кейс-менеджерами.

Если говорить о русскоязычных специалистах, то мы работаем только с одним — это психотерапевт. Во всех других случаях у нас есть прекрасный и очень востребованный переводчик. Все специалисты, кроме основного оккупационного терапевта, работают с неполной занятостью, и я считаю, что это очень хорошо. Огромный и разносторонний опыт наши сотрудники получают в госпиталях, а также в реабилитационных и физиотерапевтических центрах.

Dvorik.ca: Когда лучше обращаться в центр и каков порядок действий?

А. Б.: Наша консультация бесплатна. Человек может прийти в любой момент, мы расскажем обо всех возможных вариантах и попытаемся найти программу, которая будет оплачивать наши сервисы. Если такой программы нет, но клиент хочет продолжить работу, то мы будем работать в любом случае, но уже напрямую. Желательно взять все документы, которые уже есть, от врача или из госпиталя. Прежде чем отправить файл оккупационному терапевту для первой встречи, я стараюсь по максимуму собрать всю существующую информацию о состоянии здоровья клиента.

Если официальных заключений нет — это не страшно. К примеру, если произошёл перелом, то после первичного осмотра оккупационный терапевт посоветует обратиться к семейному врачу и взять справку о том, когда пациент сможет заниматься физиотерапией.

Вся работа очень индивидуальная. В некоторых случаях мы хотели бы и дальше помогать, а страховая уже не оплачивает. В других — пациент проводит три сеанса, и ему этого достаточно. В среднем, речь идёт о 6–8 сеансах.

Dvorik.ca: Что происходит после обращения и как выглядит первичный осмотр?

А. Б.: Мы начинаем с оккупационной терапии на дому или в любом месте, которое выбирает клиент. Оккупационный терапевт предпочитает проводить первую встречу дома или на работе, в том месте, где клиент проводит наибольшее количество времени и где возникают наибольшие проблемы. Оценка этой ситуации — очень важная часть. Основная задача специалиста — позволить человеку с физическими ограничениями полноценно жить и работать. Первый приём включает в себя не только оценку физической способности, но также и оценку психологических и когнитивных потребностей.

Более того, оккупационный терапевт оценивает помещение с точки зрения адаптации под специальные нужды пациента: как человек может управляться в существующих условиях самостоятельно, как пользуется ванной, есть ли необходимые приспособления, как открывает двери, поднимается по лестнице, готовит, ест, спит и тому подобное.

Не последнее место в оценке занимается социальная жизнь. Специалист беседует с родственниками или друзьями. Важно узнать, не произошли ли на фоне травмы ещё и психологические изменения. Если человек был очень активным и социальным, постоянно общался, а после полученной травмы стал замкнутым, поменял образ жизни — постоянно сидит дома, то здесь нужно уделить должное внимание не только физическому, но и психологическому состоянию пациента.

У оккупационного терапевта есть специальная схема, по которой происходит оценка состояния пациента. Обычно весь процесс занимает два часа, это далеко не поверхностный пятнадцатиминутный визит к семейному врачу.

В отчёте после первого посещения пациента оккупационный терапевт рекомендует дальнейший список шагов, необходимые действия, оборудование и лечение. Иногда речь идёт только о вспомогательных устройствах, в других случаях — о дополнительных специалистах: психологах, диетологах, кинезиологах и т. д.

Dvorik.ca: В чём заключается работа диетолога в таких ситуациях?

А. Б.: Часто люди думают, что диетолог — это специалист, который просто помогает похудеть. К сожалению, после травмы люди очень часто имеют проблемы с питанием и пищеварением. На нервной почве возникает потеря или набор веса, проблемы с кишечником. У нас есть два замечательных диетолога, которые всегда разрабатывают индивидуальные программы.

Dvorik.ca: Как определить, какой именно специалист нужен?

А. Б.: У нас 95% клиентов — это люди после аварии, и, как я уже говорила выше, мы всегда начинаем оценку состояния пациента со встречи с оккупационным терапевтом, который решает, какие сервисы необходимы именно в этом конкретном случае.

Обычно клиент уже встречался со своим семейным доктором и получил некоторые рекомендации. К нам направление не нужно, можно обратиться и самостоятельно. Если у человека лёгкий стресс или повреждения, то помощи оккупационного терапевта будет достаточно.

Если есть более глубокие проблемы — то по рекомендации оккупационного терапевта пациент направляется к дополнительному специалисту.

Мы придерживаемся комплексного подхода — если у человека проблемы с весом, не получится делать физиотерапию, нужен ещё и диетолог. Если пациент в депрессии или имеет психологические проблемы — нужен психолог.

Сейчас, например, у нас есть клиентка, которая живёт в доме, где есть три этажа и нет перил. Оккупационный терапевт занимается тем, что встречается с контракторами или строителями и показывает им, что нужно построить. Если в доме проблемы с оборудованием, то работа оккупационного терапевта будет включать вплоть до того, что он будет обучать спускаться задом по лестнице, если спускаться обычным путём не получается. Также оккупационный терапевт может научить человека готовить с нуля. Например, одна наша клиентка не может опустить голову, ей нужны специальные приспособления, чтобы порезать салат. Мы не можем обойтись одним специалистом, нужно подключить несколько разноплановых сервисов, чтобы оказать полноценный уход.

Dvorik.ca: Что такое кинезиология и в чём заключается работа кинезиолога? Как происходит лечение?

А. Б.: Если отходить от классического определения, то я бы сказала, что это наука о движении человеческого тела, наука о движении наших чувств, мыслей, мышц. А кинезиологи — специалисты, которые с помощью системы мышечных тестов находят проблему и ищут способы её устранения, анализируют нервную систему и работу рефлексов. Иногда кинезиологи работают как ассистенты физиотерапевта. Наш кинезиолог в первую очередь делает оценку состояния пациента, а потом создаёт персональную программу. Какие-то программы, как бы удивительно это ни звучало, даже могут быть настроены на похудение. Отличие кинезиолога от оккупационного терапевта на практике в том, что в центре деятельности кинезиолога лежит минимизирование ограничений человека через мануальные упражнения.

Dvorik.ca: Мы касались терминов «вспомогательные устройства» и «специальное оборудование» — что это?

А. Б.: Пока мы здоровы, то даже не думаем о том, что может понадобиться больному человеку. А когда возникают проблемы — специализированное оборудование может не просто облегчить жизнь, а даже вернуть полноценное функционирование и удобство. В нашем центре мы можем порекомендовать огромный список вспомогательных вещей после консультации с оккупационным терапевтом.

Например, у нас есть клиентка, у которой почти не двигается рука. К сожалению, несмотря на то, что она обратилась к нам сразу после аварии, страховая очень долго пыталась доказать, что она должна быть в minor категории, и отказывала в выплатах. Наконец спустя год мы рекомендуем ей приспособления для кухни: электронный миксер, который закрепляется на кастрюлю и перемешивает суп в процессе приготовления, прибор, который режет овощи, специальную доску для разделки с прорезями, где нож не может соскользнуть, автоматическую открывалку банок, силиконовые доски на присосках. Также будут необходимы мочалка на длинной ручке, лёгкий переносной пылесос, система, которая сама моет душ, распыляя химию. Для работы — она учитель начальных классов — мы приобретаем специальные ножницы, устройство, чтобы застёгивать пуговицы и замки на одежде. Также брейс для руки, подставку для книги.

Многие клиенты получают кресла, специализированные подушки и матрасы, чтобы спать, перила в доме, ручки в туалетах.

Dvorik.ca: А что такое психологическая помощь? Как не бояться контакта с психологом?

А. Б.: Если мы говорим про работу с психологом, то мы не говорим о проблемах или маниях психиатрического характера.

Расскажу, как это выглядит, на примере одного молодого клиента. Симпатичный, активный и накачанный парень попал в аварию. В процессе реабилитации он сильно осунулся, стал выглядеть уставшим, у него опустились плечи. Чем больше он лечился, тем больше становилось понятно, что это не только физиологические проблемы. Идти к психологу он категорически отказывался, пока не зашла речь о том, как он спит после аварии. Сказал, что плохо, просыпается от кошмаров и боли. С утра ничего не хочет делать, пребывает постоянно в плохом настроении и депрессии. Вместо обычной активности смотрит телевизор, но так как после сотрясения мозга осталось некоторое раздражение к свету, то иногда может просто лежать на кровати и смотреть в потолок. По всем признакам — это начало посттравматической депрессии. После нескольких регулярных сеансов с психологом общее состояние у этого пациента значительно улучшилось, изменилось настроение.

Проблемы можно обсуждать с друзьями, но это не квалифицированные специалисты. Им сложно понять, что после аварии страшно выйти на улицу, страшно перейти дорогу, невозможно сесть за руль. Нужен специалист, профессионал, который научит, как бороться с этими страхами и пережить последствия психологической травмы. Другой аспект — не доходя до психолога, получить когнитивную помощь. Если начинаются проблемы с памятью или концентрацией, если сидишь и понимаешь, что уже пятый раз читаешь предложение в книге и нет понимания, о чём идёт речь, то оккупационный терапевт будет работать над когнитивными функциями.

Dvorik.ca: Какими страховками покрываются ваши сервисы?

А. Б.: В большинстве случаев это автомобильные страховки. Рабочие страховки тоже оплачивают услуги, но охватывают не все сервисы, и нужно смотреть, что включено в каждом индивидуальном случае.
Ну и конечно, OHIP наши услуги не покрывает.
Когда речь заходит о здоровье, не нужно бояться, что поднимется страховка или уволят с работы. Получая повреждения при аварии, вы попадаете в одну из трёх групп: minor injury guideline, out of minor injury guideline, catastrophic impairment.

В первой группе пострадавший получает 3500 CAD на лечение. С 1-го июня этого года лимиты страховки уменьшились, и во втором случае суммарно вы получаете только 65 000 CAD. В третьем случае суммарная компенсация — 1 000 000 CAD. Более подробно с изменениями вы можете ознакомиться по ссылке.

К сожалению, страховку вы платите, но страховая компания никогда не расскажет обо всех правах и бенефитах. Страховые компании будут прилагать все возможные усилия, чтобы оплатить меньшее количество услуг. Мы очень хорошо знакомы с системой бенефитов, поэтому знакомим людей со всеми сервисами.

Например, есть такой бенефит у страховки, когда после аварии вам нужна помощь дома, этот раздел называется attendant care. Это не уборка, хотя там есть небольшой момент, если нужна помощь с принятием душа, то помыть ванну после этой процедуры входит в услуги, но мыть полы или убираться в доме — не входит. Почему важно об этом сказать? Потому что я видела, как клиенты после аварии по 2 года платили из своего кармана нанятым помощникам, а потом попадали к нам и узнавали, что этот бенефит может быть оплачен страховой. Для этого бенефита делается отдельная оценка.

Dvorik.ca: Как вы видите развитие Revival Rehabilitation Centre и какие планы на будущее?

А. Б.: Это очень сложный вопрос (смеётся). Мы недавно открылись, мы новые в этой среде. Конечно, хочется развиваться и оказать помощь большему количеству людей. Хочется открывать новые сервисы — сейчас я хочу найти логопеда, после лицевых травм они могут быть очень востребованы.

Dvorik.ca: Что для вас самое важное в работе центра?

А. Б.: Я очень люблю свою работу. Мне очень приятно в тот момент, когда мы решаем проблему пациента и я звоню рассказать, что мы привезём вспомогательные устройства или что мы получили подтверждение из страховой. Когда ты видишь счастливые глаза и люди тебя благодарят, то понимаешь, что помогла человеку, — вот это самое важное.